“Я всегда прислушиваюсь к своему сердцу”

Текст: Ева Стенберг (Ewa Stenberg)
Перевод со шведского: Артём Переверзев
Оригинал статьи на DN.se
Подборка фотографий на Aftonbladet.se

“Оставить медаль на ковре было лучшим, что я мог сделать,” говорит борец Ара Абрахамян о своей оставленной олимпийской медали.

Собаки выглядят, как отпрыски скрещивания волка и медведя. Когда мы приближаемся к большой деревянной усадьбе прошлого века, они лают глухо и упорно. Скоро мы встретим шведского спортсмена, который получил больше всего известности за эти Игры.

Но Ара Абрахамян сидит в пробке. Его отец и мачеха приглашают нас зайти и подают хорошую еду, сок и фрукты. Их шведский на таком же “нуле”, как и наш армянский, и мы ищем другой общий знаменатель. Я отчаянно пытаюсь выжать из своей памяти несколько слов по-русски.

“Красиво,” пытаюсь я сказать. Помещения обставлял сам двойной чемпион мира по борьбе – современная белай кухня со скамейками в чёрный полированный гранит и тёмным дубовым столом. Кухня открыто выходит на гостинную с массивной дубовой мебелью, кожаными диванами и тяжёлыми занавесями. Среди украшений гостинная – икона, большая индийская статуя и литография Петера Даля.

Когда Ара Абрахамян, к большому счастью собак, наконец приезжает домой, он говорит уже по пути из корридора, насколько он устал. Прошлой ночью он спал полтора чася в отеле в Монако. Почти сразу после приезда из Китая домой он уехал из Швеции в коммандировку. А в самолёте из Пекина он не спал вообще.

К этому он может добавить ещё три бессонные ночи за прошлую неделю. Уже вечер четверга, ровно неделя со дня, ради которого он тренировался два с половиной года. Этот день наконец-то дал бы ему олимпийское золото. Но он надеялся, что по всему миру будут передаваться другие изображения с пьедестала почёта. Уж точно не изображения недовольного спортсмена, не поздравляющего победителя, а оставляющего медаль в знак протеста против вынесенного суда и взяточничества. Спортсмена, которого позже дисквалифицировали и выгнали с Олимпиады.

“Я бодрствовал три ночи и пытался найти ошибку в самом себе. Но как ни крути, не могу найти её.”

Он говорит, что не был в пиковой форме в тот олимпийский день, ради которого он мучился и вкалывал. Шёл сильный ливень и голова казалось тяжёлой, как будто всё происходило в замедленном действии.

Первый поединок прошёл собственно говоря не так хорошо, но достаточно хорошо для победы. Он чувствовал себя лучше с каждым поединком.

Разница маленькая, каждый может проиграть. Я знаю это.

Но всё равно. Ара жестикулирует, говорит быстрее и громче и нащупывает слова, когда хочет описать свой полуфинал и свои эмоции, когда шведская победа в периоде вдруг оказалась проигрышем поединка. “Невероятный судейский скандал”, воскликнул возмущённый эксперт-комментатор шведского телевидения SVT дома у телевизора.

Ара Абрахамян ужасно разозлился. Он выглядел так, что мог ударить главного судью. “Я настолько был к этому близок… Но я смог себя сдержать. Мой бизнес идёт ко дну, потому что я так много тренировался, так что я еду вниз, а тут стоит судья и смеётся мне в лицо, полностью меня переехав. Сказать, что я разгневан недостаточно.”

Швед уехал со стадиона, преисполненный решимости никогда больше не ступать ногой на ковёр. Но Стефн Линдеберг, председатель Шведского олимпийского комитета, уговорил его вернуться обратно на стадион и показать, за что он боролся.

Поединок за бронзу стал лучшим в турнире для Ары.

Но эту медаль он не хотел.

“Я вот-вот бы взорвался. Было такое чувство, что у меня в животе бомба, когда я поднялся на пьедестал. Оставить медаль на ковре было лучшим, что я мог сделать. Я всегда прислушиваюсь к своему сердцу.”

Ара Абрамян посвятил 24 лет своей жизни борьбе. Я спрашиваю, почему он продолжал, если спорт настолько коррумпирован.

Он говорит, что коррупция началась с избрания нового президента международной федерации борьбы Fila в связи с Олимпийскими играми в Атланте в 1996 году, и что она стала всё грубее.

Пекинская Олимпиада была хуже, чем когда-либо.

Ему самому предложили деньги за проигрыш в чемпионате мира несколько лет назад. И он уверен, что его поражение в финале Олимпийских игр в Афинах в 2004 году было заранее обговорено

Он говорит, что он впоследствии узнал, что Россия купила второй олимпийский полуфинал против Беларусии.

“Я знаю точно, сколько денег было и каким образом это происходило.
Ара Абрахамян ссылается на высокого представителя Российской федерации борьбы, который потом рассказал шведскому борцу, как он сам ходил в Fila и платил.

Если так, то почему Вы не подали сигнал раньше?
“Я пытался скрывать это, чтобы не сделать плохой рекламы для моего вида спорта. Но сейчас мне жаль молодых [спортсменов] дома.

Он выглядет измученным, когда говорит о будущем своих племянников – борцов-юниоров.

“Они тренируются два раза в день, пропускают школу из-за тренировочных лагерей. Представьте, если один из них окажется в аналогичной моей ситуации, то тогда я буду думать “почему я позволил ему посвятить этому столько лет своей жизни?”.”

Как ты считаешь, должна ли борьба быть сохранена в качестве олимпийской дисциплины?
— Я люблю этот вид спорта и занимался им 24 года, однако если так будет продолжаться, то нет смысла его оставлять. Почему я заниматься видом спорта, где нет в самом спорте нет справедливости?

Аре Абрахамяну было девять лет, когда он выбрал борьбу. Он все более интенсивнее тренировался. Его мать была обеспокоена, сможет ли он сохранить свои хорошие оценки в школе? С другой стороны, мать стала радовалась, когда её сын приходил домой с победами. Вокруг царило такой переполох, что Ара иногда лгал, и говорил, что он проиграл поединок.

Однажды, когда ему было тринадцать лет, и он ходил в седьмой класс, он играл в баскетбол в школьном спортзале. Вдруг вся земля начала трястись. Он выпрыгнул из окна. Люди убегали в панике, одного пожилого учителя чуть не затоптали. Потом следующий толчок. Ещё мощнее. Половина школы рухнула.

Ара прибежал домой и, к счастью, увидел, что его дом уцелел. Дома он встретился со своей сестрой. Через некоторое время, пришёл его брат и, наконец, отец. Но мать так и не возвращалась. Они пошли на фабрику, где она работала, и обнаружили, что фабрика рухнула.

Была печаль, потрясение и разрушение.

Спортивный клуб пытался позаботиться о молодежи и организовал семимесяцчный тренировочный лагерь в Крыму. Борба удавалась всё лучше и лучше для молодого Абрахамяна. Через некоторое время он смог поехать за рубеж соревноваться. Когда ему было девятнадцать лет, он приехал в Стокгольм. Ночью, прежде чем он должен был возвратиться домой, он сидел с двумя другими армянами борцами-юниорами в комнате гостиницы Malmen и разговаривал. В ту ночь возникло решение “спрыгнуть” с советской команды борцов и остаться в Швеции. И они быстро нашли клуб Spårvägen.

Ара Абрахамян становился всё более способным. Но была и критика. Шведский коллега-борец сказал, например, что, Абрахамян был настолько же гибким, как сейф.

Но ему удалось. Выиграл чемпионат Швеции и вскоре стал двойным чемпионом мира.

“Спорт неразлучен с упрямством.”

Ара Абрамян запустил свой портативный компьютер и показывает несколько сообщений электронной почты, которые он получает. Триста. Подавляющее большинство думают, что он поступил правильно.

“Я не сожалею о том, что я поставил ещё на одни Олимпийские игры. Я не проиграл ни одного поединка. Я выиграл четыре. Меня засудили, а затем лишили моей медали, а затем пнули из Олимпиады. Это как сказку рассказывать.”

Он опять гневается и рассказывает, как член МОК одновременно повесил медаль на шею спортсменке семиборья, которую раньше дисквалифицировали за допинг.

“Она должна была получить 15 лет тюрьмы, а она получила медаль. Разве хуже то, что я говорю и показываю, что Fila полностью коррумпирована?

Ара Абрахамян не знает, какую роль он будет играть в борьбе в будущем. Но он говорит, что он не будет выбрасывать 24 года опыта. Он готов к работе в шведской федерации борьбы, когда он восстановит своё предприятие по рекрутированию и наберёт темпы в энергетической компании, о которой он только что говорил в Монако.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *